Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Советский киноплакат 1920-х. Что смотрели

Оригинал взят у visualhistory в Советский киноплакат 1920-х. Что смотрели

Моё представление о советском кинорепертуаре 1920-х было довольно смутным. "Броненосец Потёмкин", "Аэлита", хроника партсъездов и строек социализма, плюс какие-нибудь импортные комедии вроде приключений Чарли Чаплина. Больше ничего на ум не приходило. И тут на днях обнаружил в Сети залежи советских киноафиш той эпохи и произошёл очередной "разрыв шаблона". Оказалось, что советский кинозритель времён НЭПа был просто избалован обилием не только отечественных, но и зарубежных картин. Как правило, это было чисто развлекалово, идеологическая кинопродукция шла лишь в нагрузку. А чего стоил только один вид киноплакатов! Это был сплошной праздник авангардизма, бесконечный эксперимент с цветами, формами, образами. Этот кричащий язык ярких красок вступал, конечно, в противоречие с черно-белым миром киноэкрана.
Начнём, как положено, с культового "Броненосца":



Collapse )

Черно-белое кино

Посмотрел сейчас по ТВ старый советский фильм «713-й просит посадку» 1962 г. выпуска, кажется, впервые от начала до конца. Снятый, если вдуматься, полвека назад. Второй фильм Высоцкого и первый фильм его будущей жены Людмилы Абрамовой.

Сюжет – чудовищный бред в красках «холодной войны»: на самолете некой западной авиакомпании должна лететь некая «красная делегация». Ее хотят уничтожить западные спецслужбы и для этого подсыпают экипажу в кофе наркотик-снотворное. Делегация свой вылет переносит на следующий день, но самолет уже обречен. Но его, после множества коллизий, происходящих внутри воздушного судна, сажает рядовой пассажир. Некая вариация на тему «последнего дюйма» (одноименный фильм вышел в наш прокат несколько раньше; и, кстати, «Последний дюйм» 1958 г. был цветным, а «713-й» 1962-го – черно-белым).

Но, как и во многих советских фильмах, при убогом и назойливом идеологическом антураже, унылой дидактике и диковатом «антиимпериалистическом» сюжете, работа актеров была очень приличной, местами просто замечательной.

Ну, и команда подобралась неслабая. Судите сами: Лев Круглый, Ефим Копелян, красавец мужчина Отар Коберидзе, наш советский Грегори Пек, о котором сейчас редко вспоминают (он, кстати, и сажает самолет), Владимир Честноков, тоже практически забытый, Людмила Шагалова, Ираида Гурзо, Николай Корн, сыгравший в десятке спектаклей у Товстоногова… Актеры, данных которых нет даже в Википедии, но которые были в своих маленьких ролях вполне на уровне: Александр Барушной, Оскар Линд… Ну, и Высоцкий и Абрамова.

У меня такое ощущение, что именно в «731-м» впервые появляется тот новый визуальный образ героя, который имел такой фантастический успех в фильме «Доживем до понедельника». Во всяком случае, Честноков местами поразительно напоминает Тихонова в более позднем и куда более знаменитом фильме.

Что касается Высоцкого, то это, как я думаю, была роль того уровня, на котором он играл в кино в начале 60-х: «Увольнение на берег», «Штрафной удар» и все такое прочее. Нечто довольно посредственное и, как мне кажется, сделанное в чужом, абсолютно не органичном для него амплуа. Брусенцов, Ганнибал и актерская вершина – Жеглов и дон Гуан были далеко, далеко впереди. В 62-м был Высоцкий, который еще как бы не стал Высоцким.

Ну, а Людмила Абрамова сыграла достойно. На мой весьма субъективный взгляд. И кроме того, здесь она – изумительно красивая женщина. И, наверное, могла бы стать звездой. Жаль, что не стала.

Закрытие ММКФ: читаем мысли

На церемонии закрытия XXXIV Международного московского кинофестиваля (ММКФ) министр культуры Владимир Мединский должен был вручить актрисе Катрин Денев приз «за покорение вершин актерского мастерства и верность принципам школы Станиславского».
Выйдя на сцену, где уже находилась актриса, пишет Газета.Ru, Мединский не заметил второго микрофона и, устремившись к тому, у которого стояла Денев, отодвинул от него лауреатку.
После этого Мединский произнес речь, но забыл вручить актрисе статуэтку и ушел, унеся ее с собой. Денев, так и не получив статуэтку, также ушла за кулисы.

«Какие-то тетки лезут к микрофону», – подумал Мединский. «А ведь мог бы и ножичком пырнуть», – подумала Катрин Денев.

О критиках

«Спрашивать у художника, что он думает о критиках, это все равно что спрашивать у фонарного столба, что он думает о собаках». Кинорежиссер Андрей Звягинцев в программе «Познер».

«Юность» и «Юный зритель» – похоже, но не одно и тоже

Актриса Валентина Малявина вспоминает на «Эхе Москвы», как она заработала свой первый рубль:

«Работала я за "пятерку", которую получила по арифметике или по какому-то там предмету, и бабушка Аграфена Андриановна мне дала рубль, на который я пошла в кино. Был такой кинотеатр на Арбате "Юность", я была влюблена в Олега Стриженова и смотрела Олега Стриженова в "Оводе". Вот так у меня произошло с первым рублем. Тогда мне было лет 15-16».

На самом деле кинотеатр «Юность» находился не на Арбате, а в районе Октябрьского поля. Когда-то наша семья жила на улице Левитана (потом Песчаной улице, потом снова улице Левитана, потом, уже без нас, она стала улицей Алабяна, притом, что и ул. Левитана есть сегодня на карте, но это бывшая Парковая – такова была история страны). И вот, когда мы жили на ул. Левитана/Песчаной, и я учился в 1-м – 2-м классе, мы с ребятами ходили туда, в «Юность», на утренние детские сеансы, однажды даже – хорошо это помню – вместо уроков. Три ближайших к нашему дому кинотеатра были «Дружба», «Сокол» и упомянутая «Юность».
А тот кинотеатр, в который на свой первый честно заработанный рубль ходила Валентина Малявина, назывался «Юный зритель» или Кинотеатр Юного зрителя. Первый в Москве кинотеатр для детей. И находился он в доме № 39 по улице Арбат, ныне уже не существующем.

Update. Нашел на сайте "Эха" оригинальный пассаж Малявиной и заменил в тексте поста то, что вписал по памяти. Оригинальный текстик колоритнее.

Интеллектуальный обыватель о «Покровских воротах»


Никак не мог найти время написать о
пятничном выступлении на «Эхе» Леонида Радзиховского – то-се, одно-другое-третье, да и писать то, что приходится писать об этой известной фигуре, – мало радости. Хотя я это уже несколько раз делал, по разным поводам. Так что сначала – большой, выразительный кусок из «Особого мнения» Радзиховского, а потом – коротенький комментарий. Хотя, возможно, и он излишен.



Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но вот что интересно. Мне пришла в голову такая мысль в связи с воспоминанием о Козакове. Все, естественно, знают его самый популярный сериал «Покровские ворота», фильм в несколько серий. Так вот, что интересно? «Покровские ворота», как мне кажется, имеют некоторый подтекст. Да, это замечательно снято, симпатичные актеры, быт передан 50-х годов и так далее. Но есть там и подтекст, о котором я, вот, два слова мог бы сказать.

Смотрите, там, ведь, центральная коллизия связана с чем? Что такой робкий, наивный интеллигент, которого я не помню, кто играет, Хоботов его фамилия, стремится освободиться от опеки авторитарной жены, жены-мамы, так сказать, вырваться на свободу. Находит себе какую-то Людочку или Лизочку, молоденькую девушку, которую играет Коренева. Абсолютно непонятно, на кой черт он нужен этой Людочке или Лизочке, но по сценарию нужен, и Людочка-Лизочка изображает необыкновенную любовь к этому самому наивному 50-летнему, допустим, интеллигенту Хоботову. И все симпатии зрителя, естественно, особенно восторженного демшизушного зрителя на стороне Хоботова, который рвется к свободе. А его противная авторитарная мама-жена говорит... Да! И ему помогает в этом деле Меньшиков, то есть персонаж, которого играет актер Меньшиков. И Хоботов бежит на свободу на мотоцикле Савранского. Как сказано, «остановить Савранского – это иллюзия, Савранского остановить нельзя». Бежит со своей Лизочкой в Эдем.

Н.АСАДОВА: Людочкой.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Людочкой, извиняюсь. Бежит со своей Людочкой в Эдем. И в этот момент появляется противная авторитарная мамаша, которая говорит: «Чему вы радуетесь? Вы погубили человека». И на самом деле, вот здесь есть глубокий подтекст, не только житейский (хотя и житейский тоже), но и исторический, и политический.

Я не помню, когда снимался этот фильм – на излете советской власти, по-видимому, когда все рвались в Эдем. Вот, все эти Хоботовы рвались в Эдем из-под этой жесткой авторитарной мамаши. Они ходили на митинги, они составляли главную силу перестройки, а затем революции 1991 года.

И вот давайте представим себе сначала жизнь реального Хоботова с реальной Людочкой. У Хоботова квартира, у Людочки квартиры нет, Хоботову – 50, Людочке – 22.

Н.АСАДОВА: У Хоботова комната в коммуналке.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Нет, вы ошибаетесь. Коммуналку сломали, и Хоботов получает отдельную квартиру. И Людочка въезжает в эту отдельную квартиру. И через сколько времени оттуда выкатится Хоботов и квартира останется Людочке, это вопрос. Но с большой вероятностью... Может быть и не так, разумеется. Но с большой вероятностью, разница в возрасте, отнюдь не блестящее положение Хоботова приведет к тому, что останется он и без Людочки, и без квартиры. По крайней мере, ровно об этом волнуется его жестокая неприятная авторитарная жена. Ну, это житейская ситуация, которая может быть такой, а может быть совсем не такой. Людочка будет преданно любить своего старичка Хоботова, таскать его за хобот, кормить, поить и так далее. Это вполне возможно. В жизни бывают разные чудеса.

Но, вот, условно, 5 миллионов Хоботовых, которые рвались на свободу из-под жестокой авторитарной власти оказались в колоссальных дураках, и до сих пор половина из них, по крайней мере, не может себе, то есть не себе (себя-то никто не винит), не может простить тому самому Савранскому и тому самому Меньшикову, что они их соблазнили вырваться из-под жестокой авторитарной власти, потому что они в условиях свободы потеряли сбережения, многие потеряли работу, почти все потеряли социальный...

Н.АСАДОВА: Не надо было революции.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот! Почти все потеряли социальный статус и так далее, и так далее. Я это к тому говорю, что соображения жестокой авторитарной глупой жены совсем не глупы. А на вопрос, надо или не надо, есть точный ответ господина Меньшикова: «Савранского остановить – это утопия. Время остановить нельзя». И время, если оно движется к свободе, его не остановит ни одна авторитарная мамаша, ни 100 авторитарных мамаш. И даже если эту авторитарную мамашу зовут Софья Власьевна, то есть Советская власть, и даже если ее зовут Капитолина Григорьевна Бочарова (то есть все понимают, какая аббревиатура), остановить нельзя. Это объективный закон. Вот, Савранского остановить нельзя.

Но! Надо ли изначально безоглядно по этому поводу ликовать и видеть только цветы удовольствия со свободной Людочкой? Или заранее увидеть, что с Людочкой будут не только цветы удовольствия, но и некоторые другие, скажем так, шипы на этой розе. Вот, надо ли видеть розу без шипов? Или надо видеть эту розу с шипами при том, что деваться все равно некуда? Время, еще раз повторяю, остановить – это иллюзия. Вот это вопрос, вечно актуальный в России…

Для меня это мнение интеллектуального обывателя, обывателя до мозга костей, который не может так вот прямо сказать, что все действительное разумно, но склоняется к этой мысли и доводит ее до слушателя обиняками. И тогда Хоботов оказывается кумиром «демшизы». И появляется неизбывная щемящая тоска по старой авторитарной жене. И еще – когда я слушаю по «Эху» Радзиховского, я почему-то всегда вспоминаю одного из персонажей бессмертного милновского «Вини-Пуха», а именно ослика Иа-Иа…

Легенда о серой мыши




Удручающе беспомощный трехсерийный фильм «Екатерина III» о Е.А.Фурцевой, приуроченный к 100-летию со дня ее рождения (7 декабря).
В фильме две составляющих: документальная, коротенькие интервью с людьми, которые так или иначе знали героиню (Юрий Любимов, Майя Плисецкая, Олег Табаков, Галина Волчек и т.д.) или по роду занятий считают себя вправе рассуждать о ее биографии и деятельности (Рой Медведев, Наталья Корнеева – автор книги о Ф.), – и художественная, некие эпизоды, картинки из биографии ЕАФ.
Так вот, «свидетели» говорят о том, какая она была яркая, красивая (=когда она в 15 лет шла через двор, все оглядывались и провожали ее глазами), какая незаурядная, какая волевая, честолюбивая, даже талантливая. А в художественном фильме мы видим мышь серую, серую и внешне, и «внутренне», посредственность, фигуру, заурядную во всех своих проявлениях.
Авторы игровой части этого фильма оказались настолько беспомощны и непрофессиональны, что буквально каждым эпизодом опровергают легенду о Фурцевой, которую на наших глазах выстраивают известные, часто знаменитые, люди. Героиня Евгении Дмитриевой напоминает не Фурцеву, а жалкую затурканную женщину советского фильма «Зигзаг удачи», приемщицу из фотоателье, которую никто не хочет взять замуж и которая готова уже хоть бы за кого. Но там Валентина Талызина играет именно это, «жалкость» и полную утрату веры в себя. А здесь актриса, которая вроде бы призвана показать нам женщину яркую, неординарную и даже уникальную, на протяжении трех серий лепит образ серой мышки, которая никак не может вырваться из полосы постоянных жизненных неудач.

О бедном Лужкове замолвите слово

Сейчас просмотрел на YouTube снятый Андреем Карауловым и так и не выпущенный на экран каналом ТВЦ фильм о Лужкове, вернее, о кампании против Лужкова. Впечатление абсолютной натянутости, слабости и беспомощности. Говорят, первый кусок – разбойник. Так вот, фильм Караулова начинается с того, что опровергается утверждение энтэвэшного фильмика о том, что Лужков сбежал из задыхающейся Москвы в Калужскую область, чтобы спасать своих пчел. А в Калужской области, разоблачает Караулов своих коллег с НТВ, пчел нет. Там скотобойня. И эта тема – нет пчел – мусолится, мусолится… мусолится до тошноты. Несомненно, энтэвэшники сняли говенный фильмец и лажанулись там и лажанулись тут. Хотя, думаю, что найдутся журналисты и телеканалы, который не поленятся съездить в Калужскую область и посмотреть, есть там ульи или нет. Не все поверят Караулову на слово. Но если пчел нет, и Лужков уехал не спасать пчел, а бросил Москву и москвичей просто так, без всякой уважительной причины, то его вина только усугубляется. А в фильмике Караулова нет никакой, повторяю, никакой моральной оценки героического отъезда мэра из задыхающейся Москвы. А ведь это – весьма негероический  поступок очень мелкого и очень далеко оторвавшегося от москвичей и их проблем человека.

Далее. Караулов пытается реанимировать тему Березовского. Уже практически забытого в России. Мол, тон в антилужковской кампании задает Доренко (что не так, Доренко здесь пятая спица в колесе), а поскольку Доренко – клеврет и пропагандистская обслуга Березовского, то кампанию против Лужкова инициировал гнусный эмигрант Березовский.

Увы, Березовский – это мания. Это – болезнь, это род шизофрении, навязчивая идея. Удивительно, что есть среди нас люди, еще не вылечившиеся. Их жаль, хотя и не очень.

Никаких доказательств связей Доренко и Березовского и тем более того, что Березовский – заказчик антилужковской кампании, в фильме нет. Просто мусолится фамилия Березовского, непрерывно мелькает Березовский, непрерывно говорит Березовский, и совершенно ясно, что все это – для дураков. Для тех, кто составляет одну из двух основных бед России.

Алгоритм карауловского фильма понятен. Выискиваются ляпы по периферии энтэвэшного опуса, пчелы и все такое, и всеми этими пчелами и лондонскими сидельцами выдавливается в тень главное, что является центром всех фильмов о Лужкове, и дерьмовых, как тот, что сработали ребята с НТВ, и прилично сделанных, как тот, что показали по каналу «Россия». А главное обвинение, которое выдвинуто в этих фильмах, – это ИНТЕКО и коррупция. И этой темы в карауловском фильме нет. Даже жалкой попытки опровергнуть эти обвинения нет. Даже слово «коррупция» не звучит ни разу. Именно поэтому фильм Караулова слаб, беспомощен и лжив.

Не могу не сказать о примитивной, лобовой попытке «спрятать» Лужкова со всеми его веселыми делами за могучую спину Путина. Характерен диалог Караулова с политологом Сергеем Кургиняном. Караулов спрашивает: «С кем же воюют на самом деле?» Кургинян отвечает: « Воюют на самом деле с Путиным».

За что боролись, на то и напоролись. Началась история с довольно топорных попыток московского мэра столкнуть Путина с Медведевым – и заканчивается тем же. Как говорится, сюжет закольцован.

Ну, и, наконец, не могу не поймать праводолюба Караулова на вранье, на примитивном, убогом вранье. В конце фильма Караулов говорит: «Эхо Москвы так анонсировала программу Дело в кепке. И не было ни одного анонса нашей сегодняшней программы».

Свидетельствую, целый день «Эхо» долбило: сегодня в программе Андрея Караулова… фильм, разоблачающий энтэвэшный фильм «Дело в кепеке»… с участием журналистов, которые делали этот фильм (чего я кстати, не нашел в карауловском телеопусе)… программа в защиту Лужкова… Каждые полчаса, в новостях в начале часа и в новостях в середине часа. Я слышал это собственными ушами.

И последнее. Смехотворен прозвучавший в конце карауловского фильма гимн свободе слова, якобы расцветшей в путинской России (а сегодняшняя России – по-прежнему путинская). Вряд ли имеет смысл тратить время, спорить этим тезисом Караулова – судьба его фильма подтверждает фальшь и убожество всех этих официозных разговоров о российской демократии и свободе слова.